В Саратове уволили судью, находившегося под государственной охраной.

Здравствуйте, Владимир Владимирович! Пишет Вам бывший федеральный судья из города Саратова. В конце девяностых годов мною рассматривалось уголовное дело в отношении группы лиц, обвиняемых в совершении вымогательства денежных средств и имущества у предпринимателей. Находившиеся на свободе граждане, близкие к обвиняемым, с целью воспрепятствовать рассмотрению дела действовали дерзко: в ночное время подожгли кабинет судьи, по причине чего многотомное дело частично было уничтожено, а здание суда повреждено пожаром, угрожали лично судье, совершили на него нападение с причинением телесных повреждений и порчей имущества, в связи с чем было возбуждено уголовное дело.

Кроме того, прокалывали колеса автомашины и облили ее сверху кислотой, по причине чего привели в негодность крышу и капот автомобиля. Учитывая изложенное, мне была выделена охрана, выдано оружие для самообороны, мой сын в течение трех месяцев ходил в школу в сопровождении сотрудника милиции, а супруга вынуждена была выехать в другой город. Поскольку в то время не было средств и возможности обеспечить безопасность мне и моей семье, на совещании руководство областного суда, с участием представителей УВД и прокуратуры области, решило отправить меня в отставку после одиннадцати лет службы, и переходе на другую работу по собственному выбору. При этом, перевод в суд другого города был отложен из-за сложности приобретения судебным департаментом квартиры.

Непосредственно курировали вопросы моего трудоустройства назначенные сотрудники областного суда и прокуратуры области. Мне были даны гарантии, что я по достижении пенсионного возраста буду получать денежное содержание. А в две тысячи седьмом году я уволился с места работы по требованию судебного департамента, в связи с общим запретом судьям в отставке работать в коммерческих организациях и адвокатуре. В отставке находился до августа две тысячи семнадцатого года.

При этом, денежного содержания не получал и за все двадцать восемь лет совместно работы и отставки ни разу не обратился за какой-либо материальной помощью или улучшением жилищных условий, хотя имел на это право. Но теперь в судебный департамент и суд пришли другие люди, которые объяснили мне, что прошлое — это моя личная история, не интересная кому-либо, и что я в период с две тысячи второго по две тысячи седьмой годы не имел права работать в коммерческой организации, и никакие гарантии данные ранее теперь не имеют значения. В связи с этим, в августе две тысячи семнадцатого года председатель областного суда обратился в квалификационную коллегию с представлением о лишении меня высокого звания судьи, которая естественно его удовлетворила. При этом уточнила, что специалист такого уровня не должен был работать в коммерческой структуре, даже если это была вынужденная мера по решению бывшего руководства.

Минимум на что он имеет право, если не получает денежного содержания, это быть преподавателем или трудиться дворником. Считаю такое решение несправедливым и формальным, так как контролируемый руководством и по его инициативе переход на другую работу был вынужденным из соображений безопасности и спокойствия руководства в то время, связанным с исполнением служебных обязанностей. В связи с этим, просил бы Вас об участии в моем возвращении в ряды судейского сообщества, так как самому, без поддержки, мне это сделать нет никакой возможности.

Оценка: 0,00 ( голосов: 0)
Загрузка...

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомить