В Иркутском военном суде за гранью добра и зла

Уважаемый Владимир Владимирович! Благодарю Вас и аппарат президента Российской Федерации за рассмотрение всех моих предыдущих жалоб на факты махровой коррупции и фальсификации материалов расследования в военно-следственном отделе и военной прокуратуре Иркутского гарнизона, а также прикрытия должностных преступлений своих подчиненных в военно-следственном управлении и в военной прокуратуре ЦВО в Екатеринбурге. Ранее, и в настоящее время, отвечая в мой адрес по Вашим указаниям, высокие должностные лица вышеуказанных военных структур незаконно ссылаются на результаты тех сфабрикованных следственных проверок, результаты которых я мотивировано и оспаривал тогда и сейчас, в Иркутском гарнизонном военном суде по лживому и заказному уголовному делу в отношении меня, бывшего сотрудника УФСБ России по Иркутской области (уголовное дело N 10/57/0061-15). Более того, в своих ответах коррумпированные военные цинично ехидно рекомендуют мне обращаться со своими, ранее ими отклоненными, ходатайствами в военный суд, но при этом и сейчас в суде мне тоже отказывают и в выездных заседаниях на » место преступления» для дачи мною показаний на месте и проведения важного для дела следственного эксперимента и даже в технической экспертизе однозначно подмененных следствием вещдоков (оптических дисков)!

При этом тот факт, что многие протоколы моих показаний попросту поддельные (я их не давал), а фотографии к осмотрам и показаниям на месте якобы случайно утеряны следствием, то о каком свершении правосудия и обьективном разбирательстве по существу вопроса можно говорить вообще! Также, по какой то причине, в военном суде мое ходатайство о проведении технической экспертизы (очередности заполнения протоколов и подписей), которая установит обман нечистоплотного следователя Султыгова при заполнении протоколов, также отклоняется. Смешно, но мне даже отказано судом в проведении моей психиатрической экспертизы, которая может дать ответ о наличии у меня лидерских качеств, а это очень существенно, принимая во внимание, что военная прокуратура вменяет мне руководство и мнимое лидерство в надуманных и приписанных мне намного позже преступлениях, которых я не совершал никогда! Ответ прост: я виноват лишь в том, как в басне у классика, что прокуратуре » хочется кушать», а сотрудникам получать звания, должности и премии с моей крови!

Все мои претензии и ходатайства о возвращении сырого дела на дорасследование военный суд тоже не учитывает! Похоже результат разбирательства дела в суде предрешен заранее, несмотря на то, что я единственный, кто дал последовательные и правдивые показания на суде, идентичные показаниям на предварительном следствии и в том же обьеме в отношении себя и преступников-полицейских. Остальные обвинямые, бывшие и действующие полицейские и еже с ними, выгораживая преступления друг друга и опасаясь несостыковки своих лживых показаний и мести подельников, сразу воспользовались, по научению своих платных адвокатов, статьей 51 УПК РФ. При этом, вектор лжи на суде всегда и задает военная прокуратура Иркутского гарнизона, обвиняя меня голословно, надуманно и без каких либо улик и вещественных доказательств, при попустительстве своих боссов из ЦВО г.

Екатеринбурга. И я имею все основания полагать, что военная прокуратура давлеет на военный суд и может навязать им нужное решение потом, когда разыгранный на суде театр абсурда через месяц закончится. Какого честного расследования можно ожидать, когда из всех обвиняемых » паровозом» все уже сейчас назначают меня, по вышеуказанной причине и под эгидой стороны обвинения, хотя главный виновник Цыденжапов находится под стражей в СИЗО (но он военным не интересен, так как гражданское лицо). Очевидно, правды мне уже, в этой лживой стае адвокатов и окружении врагов не найти, когда даже руководство военной прокуратуры ЦВО цинично врёт мне в своих под копирку брошенных отписках, отрицая тот очевидный факт, что в стенах здания военной прокуратуры и военного следствия Иркутского гарнизона, служивые вымогали у меня за лояльность два миллиона рублей!

А когда я открыто обнародовал этот факт, то к ст. 126 УК РФ прокурор приписал (через 1, 5 года расследования) мне руководство по ч. 3ст. 33 к ст.

162 и 163 УК РФ! Вот так расследуются уголовные дела в Иркутске, где о чести офицера забыли, а может и не знали. С уважением, пенсионер ФСБ России Матяш А. В.

26. 03. 2018

Оценка: 0,00 ( голосов: 0)
Загрузка...

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомить